Брюханов Антон Никитович и Никифор Максимович Озорнин

Командир саперного отделения младший сержант Брюханов (тот же боевой состав, 59-я армия, 1-й Украинский фронт) с отделением в январе 1945г. в боях юго-восточнее населенного пункта Сташув (Польша) под огнем сопровождал САУ, проделывал проходы в минных и проволочных заграждениях, оказывал помощь в преодолении противотанковых рвов, находил объездные пути.

25 января1945г. награжден орденом Славы 2 степени.

Сержант Брюханов во главе отделения в ночь на 7 мая 1944г. проделал 8 проходов в минных полях, обеспечив продвижение танков и САУ.

8 мая 1945г. в боях на подступах к г. Глатц (Германия) разминировал 2 моста через р.Нейсе, снял свыше 300кг. взрывчатых веществ, захватил автомобиль с вражеским офицером, вместе с бойцами пленил 17 солдат.

27 июня 1945г. награжден орденом Славы 1 степени.

В 1945г. демобилизован. Награжден медалями. 

 

 

Никифор Максимович Озорнин
сапер 598-го отдельного саперного батальона 314-й стрелковой дивизии 21-й армии Ленинградского фронта, рядовой; командир отделения 598-го отдельного саперного батальона 314-й стрелковой дивизии 59-й армии 1-го Украинского фронта, младший сержант; сержант. Родился в деревне Меркушино ныне Камышловского района Свердловской области в семье крестьянина. Русский. Окончил 3 класса. Жил в городе Невьянск Свердловской области. Работал лесозаготовителем. В Красной Армии и в боях Великой Отечественной войны с января 1942 года. Сражался на Ленинградском и 1-м Украинском фронтах. Был трижды ранен. Сапер 598-го отдельного саперного батальона (314-я стрелковая дивизия, 21-я армия, Ленинградский фронт) рядовой Никифор Озорнин 15-20 июня 1944 года в 10 километрах западнее села Райвола (ныне поселок Рощино Выборгского района Ленинградской области) участвовал под огнем противника в возведении моста, переправы, в обеспечении продвижения боевой техники и обозов. 20 июня 1944 года при штурме города Виипури (ныне город Выборг) снял восемь противотанковых мин. Приказом от 1 июля 1944 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками красноармеец Озорнин Никифор Максимович награждён орденом Славы 3-й степени (№ 250268). Командир отделения того же батальона, дивизии (59-я армия, 1-й Украинский фронт) младший сержант Никифор Озорнин с отделением 14 января 1945 года при овладении населенным пунктом Дзялошице (14 километров северо-западнее населенного пункта Казимеж-Вельки, Польша), сопровождая самоходные артиллерийские установки, сделал ряд проходов через минные поля противника. Приказом от 10 февраля 1945 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками младший сержант Озорнин Никифор Максимович награждён орденом Славы 2-й степени (№ 10110). 8 мая 1945 года на подступах к городу Глатц (ныне Клодзко, Польша) сержант Никифор Озорнин разминировал мост через реку Нейсе. Вместе с отделением ликвидировал более двадцати солдат противника и семнадцать взял в плен. У деревни Ригерсдорф (11 километров северо-восточнее города Глатц) захватил в плен офицера. Отделение Никифора Озорнина в городе Глатц разминировало мост, обезвредило несколько фугасов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками сержант Озорнин Никифор Максимович награждён орденом Славы 1-й степени (№ 1123) и стал полным кавалером ордена Славы. В 1945 году Н.М. Озорнин демобилизован из рядов Красной Армии. Вернулся на родину. Был бригадиром в колхозе «Пролетарская долина». Умер 2 июля 1958 года. Похоронен в селе Калиновское Камышловского района Свердловской области. Награждён орденами Славы 1-й, 2-й и 3-й степеней, медалями.

 

 

 

До начала Выборгской наступательной операции части 314-й стрелковой дивизии более месяца тренировались на специально оборудованных в ближайшем тылу учебных полях в прорыве вражеских укреплений.


Командир дивизии полковник Елшинов особо высокие требования предъявлял к подготовке саперных подразделений, от действия которых в горно-лесистой местности во многом зависел успех предстоящего боя. Персональную ответственность за обучение саперов нес командир 598-го отдельного саперного батальона майор Яковлев.
Большое внимание уделял майор саперам, прибывшим на пополнение из госпиталей. Просматривал их документы, вызывал новичков к себе, беседовал с ними. Попали к нему и ефрейторы Брюханов и Озорнин. «Связист 388-го артиллерийско-пулеметното батальона, 1907 года рождения, уроженец Свердловской области, с первых дней блокады под Ленинградом, ранен дважды: 10 марта 1943 года—легко, 8 марта 1944 года под Нарвой — тяжело. На иждивении: четыре сына, четыре дочери», прочитал майор в одном документе. Потом взял второй: «Озорнин, 1904 года рождения, уроженец Свердловской области, тяжело ранен...» Отложив документы в сторону, внимательно посмотрел на стоящих перед ним бойцов, задумался, а затем, обращаясь к Брюханову, сказал:
— Вы же связист, переходите в связь.
— А вам, — обратился он к Озорнину, — учитывая ваш возраст, предлагаю быть моим ординарцем.
Наступила продолжительная пауза.
— Три года смотрели смерти в глаза — и все ждали, когда же начнем гнать фашистскую погань, — неторопливо, с уральским акцентом, начал Озорнин. — И вдруг, именно теперь, такое...
— Оба мы в годах, земляки, друг друга понимаем. Вчера получил письмо от сына Ивана, пишет — в пехоте. Значит — впереди шагает. И я хочу впереди идти. Оставьте нас вместе!
— Ну что ж, пусть будет по-вашему, — в раздумье сказал майор. — Идите.
...Взломав первую оборонительную позицию противника, танковые подразделения устремились ко второй, проходившей по западному берегу реки Сестра. На танках, прижавшись к броне, расположились бойцы штурмовых групп. В небе появились советские бомбардировщики. Сделав разворот, они начали бомбить объекты в обороне противника.
Брюханов и Озорнин вышли к воде, осмотрелись, прощупали грунт. Потом они легли на песок и стали ждать. Как только во вражеской обо загрохотали бомбы, Озорнин вступил в воду и пошел к противоположному берегу. Брюханов на всякий случай его прикрывал. Когда Озорнин вышел на противоположный берег и поднял руку, что означало: все в порядке, брод хороший, — Брюханов выпустил в сторону своих танков две зеленые ракеты. Вскоре к броду подошли танки и успешно переправились на противоположный берег. На подступах к населенному пункту Териоки разгорелся жестокий бой. Гитлеровцы перешли в яростную.контратаку.
Во фланг контрнаступающим подразделениям противника устремились советские танки. На броне командирской тридцатьчетверки лежали трое: Брюханов, Озорнин и Макаров. До гитлеровцев было.
метров 200—300.
— Смотрите, они какие-то штуковины тащат! — предупредил товарищей Озорнин.
— Черт возьми, так ведь это же фаустпатроны! — воскликнул Брюханов.
Он, видимо, был знаком с этим сильным противотанковым средством, поэтому тотчас же предупредил командира роты. Машины замедлили ход. Десантники соскочили с брони и, маскируясь кустарником, под шум танковых моторов стали сближаться с фаустниками. Через две-три минуты Озорнин подкрался к гитлеровцу, который оборудовал огневую позицию, и ударом ножа прикончил его. Метрах в двадцати от себя услышал возню. Подбежав туда, увидел рукопашную схватку Брюханова с дюжим фаустником и поспешил на помощь другу. Вдвоем они связали руки фашисту. Брюханов выругался:
— Пожалел. Вижу, офицер, думаю, нашему командованию пригодится. Слегка ударил автоматом по голове... А он, паразит, оказался здоровым! Чуть меня не задушил.
Передав пленного Макарову, Брюханов и Озорнин вместе с другими саперами продолжали прочесывать местность.
От Териок до Выборга Брюханову и Озорнину пришлось принять участие в строительстве шести мостов. Во время штурма Выборга они самоотверженно трудились над укладкой настила по заболоченным
местам для прохода танков. .
За участие в прорыве блокады Ленинграда оба они были награждены орденом Славы III степени и медалью «За оборону Ленинграда».
После доукомплектования 314-я стрелковая дивизия приняла активное участие в Висло-Одерской наступательной операции. За доблесть и отвагу, проявленные в боях при освобождении братской Польши, младшие сержанты Брюханов и Озорнин были награждены орденом Славы II степени.
В дни, когда в столице Чехословакии Праге лилась кровь восставших чешских патриотов, 314-я стрелковая дивизия в составе войск 58-й армии совершала трудный марш, спеша на помощь братскому народу.
С наступлением сумерек 8 мая 1945 года передовой отряд дивизии подходил к реке Нейсе. Нужно было перейти через мост. С противоположного берега противник вел редкий ружейно-пулеметный и минометный огонь. .
Командир передового отряда майор Куликов, развернув подразделения в предбоевой порядок, пригласил к себе саперов.
— По сведениям, полученным от местных жителей, мост подготовлен к взрыву, — объяснил он. — Взрыв его, по-видимому, намечается на момент, когда перед ним сосредоточатся наши войска.
— Все понятно, товарищ майор. Что мы должны делать? — спросил
Брюханов.
— Что делать? Ясно что. Надо спасти мост. От этого будет зависеть выполнение боевой задачи дивизии.
Потребовалось лишь десять минут, чтобы разработать план действий и подготовиться к его выполнению. Группа саперов десантом на танках вышла к мосту. Танки остановились. Саперы Брюханов, Озорнин, Дементьев и Макаров поползли к мосту. Сзади их прикрывали четыре автоматчика. Незамеченными вступили на мост, обследовали каждый пролет, каждую балку.
— Провод... — вдруг прошептал Брюханов, обнаружив замаскированный кабель.
Он достал из кармана кусачки и перерезал его. -
Озорнин, двигавшийся по левой стороне моста, тоже обнаружил
провод и также перерезал его.
— Ну, кажется, все! Пошли обратно, — предложил Брюханов.
На своем берегу их ждали Дементьев и Макаров.
— Все в порядке. Давайте ракеты! — приказал Брюханов.
Тотчас же в темное небо взвились три зеленые ракеты, что означало: «Путь для танков свободен».
Автоматчики открыли по противоположному берегу отвлекающий огонь, а Брюханов и Озорнин тем временем с гранатами в руках перебежали через мост и атаковали охрану. Они забросали вражеские пулеметные точки гранатами и ворвались в траншею.
Расчет одного пулемета полностью был истреблен. Расчет второгопулемета взяли в плен.
А на мост уже вступили танки. Майор Куликов, открыв люк, приветственно махал саперам рукой и что-то кричал. Брюханов и Озорнин подбежали к танку.
— Что, товарищ майор?
— Да ничего. Поблагодарить вас хочется, молодцы!
Через час гарнизон врага перестал существовать. В этом бою отделение сержанта Брюханова уничтожило двадцать три и пленило семнадцать гитлеровцев. С мостовых опор было снято двести килограммов взрывчатки.
Не задерживаясь, танкисты и пехотинцы устремились дальше.
Когда передовой отряд уже вышел на подступы к Праге, майор Куликов сообщил радостную весть:
— Германия безоговорочно капитулировала! Победа, товарищи! Но в Праге еще идут бои. И нам надо спешить.
Колонна двинулась вперед.
И в это время раздался сильный взрыв: сработала вражеская мина
—Брюханов, проверьте путь! — приказал Майор.
— Есть, проверить! — коротко ответил Брюханов. — Озорнин и Макаров, за мной!
По садам они вышли на центральную улицу населенного пункта.. Впереди послышался шум мотора. Саперы спрятались за дом. Когда машина поравнялась с ними, Брюханов выбежал и, выпустив вверх очередь из автомата, дал знак водителю остановить автомобиль. В нескольких метрах за Брюхановым с оружием наготове стояли Озорнин и Макаров.
Водитель нажал на тормоз, и машина остановилась. Увидев, что сопротивление бесполезно, из нее вышел человек в гражданской одежде и на ломаном русском языке произнес:
— Я рейхссекретарь. Прошу доставить меня советскому командованию.
За отвагу и мужество в завершающих боях Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года сержанты Брюханов А. Н. и Озорнин Н. М. были награждены орденом Славы I степени.